Купить пентхаус в Москве Купить пентхаус в Москве

Первая информационная база недвижимости

11 мая 2017

Правовые особенности раздела совместно нажитого имущества супругов с участием иностранного элемента

Правовые особенности раздела совместно нажитого имущества супругов с участием иностранного элемента
  1. Определение законодательства, подлежащего применению при рассмотрении спора
    • определение подсудности иска
    • законный и договорной режим совместно нажитого имущества супругов
  2. Проблемы установления состава имущества, подлежащего разделу
    • установление состава совместно нажитого имущества в досудебном и судебном порядке
    • проблемы международного правового сотрудничества в сфере судебных поручений
  3. Исполнимость решений судов иностранных государств
    • принципы законности и исполнимости при постановлении решений судов
    • порядок исполнения решений иностранных судов в разных странах

Определение законодательства, подлежащего применению при рассмотрении спора

В наше время, когда границы между государствами становятся все более прозрачными, упрощается порядок их пересечения и отменяются визы на посещение страны, все чаще заключаются браки с иностранцами и создаются семьи, члены которых имеют различное гражданство. Соответственно, как этим гражданам, так и специалистам все чаще приходится иметь дело с вопросами личных и имущественных отношений между супругами, условиями заключения таких браков и составления брачных договоров, установлением и оспариванием отцовства, а также с расторжением брака, разделом имущества супругов, определением судьбы общих детей. Сложность правового регулирования этих аспектов заключается в том, что семейные отношения с участием иностранцев связаны сразу с двумя (а иногда даже более) государствами и, соответственно, с двумя или более правовыми системами, зачастую по-разному решающими вопросы брака и семьи.

В рамках развития международных отношений государства, стремясь помочь своим гражданам в разрешении сложных ситуаций, заключают и ратифицируют всевозможные договоры, предназначенные для правового регулирования семейных отношений с участием иностранного элемента. Так, в Российской Федерации в 1995 г. был принят новый Семейный кодекс, в нормах которого законодатель предусмотрел решение ряда коллизий семейного права. В тот период в странах СНГ уже действовала Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, ратифицированная в 1993 г. В 1996 г. Россия присоединилась к Уставу Совета Европы и стала участницей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Устав Совета обязывает государства-члены признавать принцип верховенства права, а также принцип, согласно которому все лица, находящиеся под юрисдикцией каждого из таких государств, должны пользоваться правами человека и основными свободами. Принципиальные положения содержатся во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), в международных пактах о правах человека, в Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.) и в Конвенции ООН о правах ребенка (1989 г.).

Что такое иностранный элемент?

Семейные отношения, каким-либо образом связанные с иностранным государством, называют семейными отношениями с иностранным элементом. Это устоявшийся термин, который достаточно давно применяется в законодательстве и специальной литературе. В свою очередь, понятие «иностранный элемент» раскрывается в п. 1 ст. 1186 Гражданского кодекса РФ: «Право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов... и обычаев, признаваемых в Российской Федерации». Содержание этой статьи позволяет заключить, что иностранный элемент может выражаться как в субъектах правоотношений, так и в их объекте.

Раздел VII Семейного кодекса РФ, посвященный семейным отношениям с иностранным элементом, носит название «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства». При этом в тексте статей данного раздела СК РФ содержатся отсылки к иностранной характеристике правоотношений, помимо связи их субъектов с гражданством, как то: связь применяемого права с местом жительства супругов, местом заключения брака и т.д. Таким образом, понятие «иностранный элемент» правоотношения можно трактовать довольно широко, включая в него любые характеристики, касающиеся иностранной «окраски».

Определение подсудности иска

Итак, в случае возникновения спора наличие в семейных отношениях иностранного элемента приводит к проблеме определения права, подлежащего применению. Решать ее призваны коллизионные нормы, содержащие в себе отсылку к правовой системе того или иного государства.

Коллизионные нормы содержатся как в законодательстве РФ, так и в международных договорах, заключаемых Россией с другими странами. Важными источниками коллизионных норм, предназначенных специально для регулирования семейных отношений с иностранным элементом, являются заключенная в Минске в 1993 г. Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (включая Протокол к ней от 1997 г.), а также двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенные с другими государствами.

СК РФ также содержит коллизионные нормы, предназначенные для регулирования семейных отношений, осложненных иностранным элементом. К таковым относятся нормы, определяющие условия и порядок вступления в брак; прекращение брака и признание его недействительным; личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами. Например, п. 1 ст. 161 СК РФ устанавливает право, подлежащее применению к личным неимущественным и имущественным отношениям супругов. Каким же образом разрешаются вопросы принятия и рассмотрения иска судами в случае возникновения спора у супругов, чьи отношения осложнены иностранным элементом?

Минская конвенция о правовой помощи стран СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает следующие правила.

  1. Личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой они имеют совместное местожительство.
  2. Если один из супругов проживает на территории одной договаривающейся стороны, а второй — на территории другой и при этом оба супруга имеют одно и то же гражданство, их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той стороны, гражданами которой они являются.
  3. Если один из супругов является гражданином одной договаривающейся стороны, а второй — другой и один из них проживает на территории одной, а второй — на территории другой договаривающейся стороны, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той стороны, на территории которой они имели свое последнее совместное местожительство.
  4. Если лица, указанные в п. 3, не имели совместного места жительства на территориях договаривающихся сторон, применяется законодательство той стороны, учреждение которой рассматривает дело.
  5. Правоотношения супругов, касающиеся их недвижимого имущества, определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество.

По делам о личных и имущественных правоотношениях супругов компетентны учреждения договаривающейся стороны, законодательство которой подлежит применению в соответствии с п.п. 1–3 и 5 настоящей Конвенции.

Специальные правила по данным вопросам содержатся в договорах о правовой помощи.

Так, договор, заключенный РФ с Эстонией, устанавливает, что личные и имущественные отношения супругов, являющихся гражданами, одного государства и проживающих на территории другой страны, регулируются законами того государства, где они совместно проживают.

Этот же договор содержит правило о том, каким законом регулируются отношения супругов, если они проживают на территории разных государств: например, если муж — гражданин Эстонии проживает в Эстонии, а жена — гражданка Эстонии проживает в России, их отношения будут регулироваться законом страны их общего гражданства (а именно законом Эстонии).

На практике бывает и так, что муж и жена не имеют общего гражданства. Например, проживающая в России жена является гражданкой РФ, а живущий в Эстонии муж – гражданином Эстонии.

На этот случай рассматриваемый договор устанавливает правило, согласно которому личные и имущественные правоотношения таких супругов регулируются законом той страны, где они имели последнее совместное место жительства. Тем не менее, стороны семейного спора не лишены возможности выбора подсудности. В соответствии со ст. 404 Гражданского процессуального кодекса РФ супруги вправе договориться об изменении международной подсудности дела (пророгационное соглашение). ГПК РФ не связывает это с конкретными категориями дел, однако надо иметь в виду, что само по себе соглашение о подсудности не влияет на определение подлежащего применению семейного права.

Возможность договоренности сторон об изменении подсудности ГПК РФ ограничивает только случаями, когда в деле участвуют иностранные лица – таким образом, договорная подсудность, очевидно, исключается, если иностранный элемент в семейном правоотношении проявляется иначе. В то же время договориться о подсудности стороны могут и в случаях, когда иностранное гражданство имеет лишь одна из сторон. Следует учесть, что термин "иностранные лица" включает и лиц без гражданства (ст. 398 ГПК РФ), поэтому достаточно и того, что одна из сторон спора – лицо без гражданства.
Стороны могут договориться (во изменение установленной в законе международной подсудности) о рассмотрении своего спора в российских судах либо о передаче спора, по которому компетентны российские суды, на рассмотрение иностранного суда.

В первом случае возникает вопрос, должен ли российский суд учитывать тот факт, что по иностранному законодательству рассмотрение данного спора отнесено к исключительной подсудности судов этого государства. В ГПК РФ, где речь идет в общей форме об изменении подсудности дела (а это позволяет считать, что законодатель имеет в виду обе ситуации), не содержится требование учитывать исключительную подсудность иностранного суда. В связи с этим едва ли можно рассматривать отсутствие исключительной подсудности иностранного суда применительно к делам о расторжении брака как обязательное условие действия соглашения сторон.

В соглашениях сторон о передаче сторонами спора на рассмотрение российских судов может быть указан и конкретный российский суд, которому они хотят передать свое дело. Определение того, насколько конкретный суд компетентен рассматривать данный спор (территориальная и родовая, или предметная, подсудность), не относится к числу вопросов международной подсудности, в связи с чем в этой части соглашение должно соответствовать правилам ст.ст. 26, 27 и 30 ГПК РФ.

При передаче сторонами своего спора на рассмотрение иностранного суда должны соблюдаться правила российского законодательства об исключительной подсудности (например, нельзя передавать на рассмотрение иностранного суда дела, перечисленные в ст. 403 ГПК РФ). Соглашение, заключенное с нарушением исключительной подсудности российского суда, может быть признано недействительным.

Недопустимость изменения соглашением сторон исключительной подсудности вытекает и из ст. 21 Минской конвенции. При этом не разрешается изменять нормы об исключительной подсудности, содержащиеся как в самой Конвенции, так и во внутреннем законодательстве соответствующей страны (применительно к России – нормы ст. 403 ГПК РФ).

Договоренность об изменении подсудности допускается только до принятия судом дела к своему производству.

Соглашение о подсудности обязательно для сторон. Поэтому, если истец вопреки договоренности предъявит иск в суде иного государства, чем было обусловлено в соглашении, ответчик вправе заявить возражения в связи с неподсудностью.

Обстоятельства, на основании которых решаются вопросы подсудности российских судов, в процессе рассмотрения дела могут измениться, однако согласно сложившейся практике считается, что международная подсудность в таком случае остается неизменной. Соответствующее положение закреплено в законе: дело, принятое российским судом к производству с соблюдением правил международной подсудности, разрешается судом по существу, если даже в связи с изменением гражданства, места жительства или места нахождения сторон либо другими обстоятельствами оно стало подсудно суду другого государства (ст. 405 ГПК РФ).

Дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям может оказаться одновременно в производстве судов двух государств. Именно такое дело рассматривалось в июле 2009 г. в Никулинском районном суде г. Москвы: для раздела имущества один из супругов, проживающий в России, обращается в российский суд, а другой, проживающий за границей (а именно в США, г. Нью-Йорк), – в иностранный суд. Каждое из государств при решении вопросов международной подсудности следует своему законодательству и в принципе не обязано учитывать тот факт, что дело уже рассмотрено или возбуждено в другом государстве. В данном примере так и произошло: одновременное возбуждение дела в судах различных государств возможно даже при наличии международного договора, если этот договор допускает альтернативную подсудность. В связи с этим большое значение имеет вопрос о том, должен ли суд отказаться от рассмотрения дела на том основании, что в производстве иностранного суда находится дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниями. В российском законодательстве (ст. 406 ГПК РФ) отражены два возможных случая, связанных с наличием судебного процесса в иностранном государстве: ситуация, когда иностранный суд уже вынес соответствующее решение, и ситуация, когда дело в иностранном суде только возбуждено. В обоих случаях для наступления правовых последствий требуется, чтобы вынесенное в иностранном государстве решение или решение, которое может быть вынесено по возбужденному делу, подлежало признанию исполнению также и в России. В упомянутом примере это обстоятельство было учтено российским судом при принятии иска к производству: поскольку между США и РФ не заключено специальных договоров о правовой взаимопомощи, суд мог руководствоваться исключительно национальным правом.

Государства стараются решать подобные проблемы. В частности, на необходимость прекращения производства по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию в суде, возбудившем дело позднее, указывают договоры РФ о правовой помощи с Латвией от 1993 г. (ст. 21), Литвой от 1992 г. (ст. 21), Эстонией от 1993 г. (ст. 21), а также некоторые другие договоры.

Касательно правовых последствий ведущегося за границей процесса и вынесенных там судебных решений следует отметить, что законодатель не формулирует каких-либо условий. В частности, он не требует проверки того, что дело, по которому за границей вынесено решение или возбуждено производство, не относится к исключительной подсудности российских судов и что решение отвечает необходимым условиям его признания и исполнения.

Законный и договорной режим совместно нажитого имущества супругов

Как и подавляющее большинство правовых систем других государств, законодательство Российской Федерации предоставляет супругам право выбора режима имущества супругов – право определять свои имущественные правоотношения. В российском семейном праве предусмотрены договорной и законный режим имущества супругов, регламентируемые соответственно главами 7 и 8 СК РФ.

Супруги могут заключить брачный договор, в котором определят свои имущественные правоотношения (права и обязанности в период брака и (или) после его расторжения) исходя из конкретных обстоятельств. Иными словами, в договоре определяется, какие именно вещи принадлежат каждому из супругов, причем совершенно не обязательно, чтобы стоимость их долей была равна.

Если договор заключен не был, действует законный режим. Данный режим является первичным по отношению к договорному – этим определяется и чисто техническое размещение его в СК РФ перед договорным режимом, и тот факт, что законный режим универсален: он действует в любом случае, когда между супругами не был заключен брачный договор. То есть изначально действует презумпция законного режима имущества – только если супруги специально обговорили свои имущественные правоотношения и закрепили их договором в должной форме, законный режим отступает на второй план.

Легальное определение законного режима имущества супругов дается в п. 1 ст. 33 СК РФ – законным является режим совместной собственности. Указанный режим гражданское законодательство понимает как общую собственность, без определения доли каждого собственника (п. 2 ст. 244 ГК РФ). Участники совместной собственности сообща владеют и пользуются общим имуществом, т.е. это имущество принадлежит одновременно нескольким лицам. Важно помнить, что при совместной собственности каждый из сособственников имеет право на имущество в целом.

Таким образом, гражданское и семейное законодательство РФ устанавливает, что, если договором не предусмотрено иное, по умолчанию действует законный режим имущества – совместной собственности, то есть супруги имеют равные права на совместное имущество.

В других системах права возможны и иные варианты законных режимов.

Например, в странах континентальной Европы принят режим общности супружеского имущества. Традиционно он считается самым демократичным, поскольку защищает слабого в семье – женщину, занятую ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Однако этому режиму свойственны и некоторые недостатки. Так, зачастую женщина наравне с мужчиной формирует общее имущество супругов и кроме этого выполняет еще и работу по ведению домашнего хозяйства – в данной ситуации раздел имущества поровну не отвечает интересам супруги. Можно привести и другую ситуацию: нельзя заниматься предпринимательской деятельностью, если предприятие, принадлежащее одному супругу – предпринимателю, даже возьмем шире – капитал этого супруга может быть разделен надвое: часто это означает утрату значения функционирующего капитала.

В странах общего права (Англия, США, Канада, Австралия) законным режимом имущества супругов является режим раздельности, согласно которому все имущество, приобретенное супругами в период зарегистрированного брака, является личной собственностью каждого из них. Таким образом, если супруг не имел самостоятельного дохода, в случае расторжения брака он ничего не получал.

Подобный режим имущества супругов расценивается как резкий и недемократичный. На рубеже 60-х и 70-х годов прошлого столетия в странах общего права прошла реформа семейного законодательства, в результате которой режим раздельности был значительно смягчен – так, в Великобритании было установлено право супругов на общий дом. Общая суть изменений заключается в том, что на наиболее дорогостоящие объекты имущества супругов устанавливалось право общей совместной собственности.

В Германии, Швейцарии существует другой режим имущества супругов, называемый режимом отложенной общности. Все имущество, приобретенное супругом в зарегистрированном браке, является его личной собственностью, так что распоряжаться этим имуществом может только сам собственник, но не его супруг. Однако в случае расторжения брака и раздела имущества все имущество супругов складывается и делится поровну, т.е. к личному имуществу супругов применяются правила о разделе имущества, находящегося в общей совместной собственности.

В соответствии со ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке, а также в случае его расторжения. Законом предусмотрена возможность заключения брачного договора до государственной регистрации брака (ст. 41 СК РФ), при этом договор вступает в силу только со дня государственной регистрации брака. Брачный договор в обязательном порядке подлежит удостоверению у нотариуса.

Путем заключения брачного договора будущие супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Помимо этого, стороны рассматриваемого договора вправе определить в нем договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из супругов семейных расходов, имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов. Следует подчеркнуть, что брачный договор не может:

  • регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей;
  • предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания;
  • содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака (например, обязательства по разделу общего имущества, о предоставлении содержания супругу и др.).

При заключении брачного договора, осложненного иностранным элементом, следует иметь в виду положения ГПК РФ, которым установлена исключительная подсудность в отношении недвижимого имущества. Поэтому, если стороны брачного договора намереваются, например, приобретать недвижимое имущество в любой другой стране, кроме России, им необходимо заключить брачный договор в соответствующей стране.

Закон не запрещает использовать российский брачный договор за границей: процедура легализации предполагает только перевод договора и необходимость проставления апостиля. Тем не менее, на практике этот договор можно будет оспорить в суде в части, противоречащей национальному законодательству. Возможна и обратная ситуация, когда в российском брачном договоре не будет предусмотрена возможность, имеющаяся в иностранном законодательстве.
В связи с этим в качестве одного из ключевых условий брачного договора рекомендуется указать в нем, что наряду с российским договором могут действовать также брачные договоры, заключенные в других странах, где супруги будут проживать и/или приобретать какое-либо имущество.

В брачном договоре, в каком бы государстве он ни был заключен, можно предусмотреть место разрешения споров, то есть в том числе выбрать суд страны, отличной от места его заключения. Например, если имущество приобретено в США, при возникновении спора наиболее оптимальным судом будет американский, а за российским судом можно оставить прерогативу разрешать российские имущественные проблемы (при наличии таковых).

При подсудности российскому суду раздел имущества в случае возникновения спора производится по общим правилам ГПК РФ, вне зависимости от его законного или договорного режима.

Проблемы установления состава имущества, подлежащего разделу

Российское семейное право не предусматривает обязанности супругов сообщать друг другу или кому бы то ни было состав имущества, которое они имеют на день вступления в брак. Тем не менее, на практике при возникновении необходимости раздела имущества, нажитого в браке, встает необходимость отделить имущество, принадлежащее каждому из супругов, от совместного.

Как следует из разъяснений п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака (в редакции от 06.02.2007 г.), общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128–129, а также п.п.1–2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан – независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено (или внесены денежные средства), если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в период брака в интересах семьи (п.15 Постановления).

Если раздел осуществляется добровольно либо был заключен брачный договор или соглашение о разделе имущества, сложности в разрешении данного вопроса не возникает, тогда как в случае наличия спора необходимы доказательства. Размер конкретного имущества, принадлежавшего каждому супругу до брака (добрачного имущества), подтверждается соответствующими документами, которые свидетельствуют о приобретении такого имущества до вступления в брак, или свидетельскими показаниями. На практике споры возникают в случаях, когда денежные суммы, вырученные от реализации добрачного имущества или иного имущества, принадлежащего на праве собственности одному из супругов, были затем израсходованы на приобретение иных вещей или внесены в качестве вклада в банк либо иную коммерческую организацию.

По этому вопросу указанное выше Постановление № 15 дает следующее разъяснение: «Имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, а также полученное в дар или в порядке наследования, не становится совместной собственностью супругов». Следовательно, если на деньги, вырученные от продажи загородного дома, принадлежавшего до брака жене или подаренного ей в период брака, была приобретена квартира, право проживания в которой имеют все члены семьи, такая квартира остается в собственности жены. Если на вклад в банке, принадлежащий одному из супругов, затем вносили дополнительно средства, составляющие общую собственность мужа и жены, при разделе вклада необходимо будет выделить сумму, которая принадлежит указанному супругу.

Установление состава совместно нажитого имущества в досудебном и судебном порядке

Зачастую установить состав совместно нажитого имущества во внесудебном порядке весьма проблематично. Российским семейным правом воспринята «презумпция согласия» другого супруга при распоряжении общим супружеским имуществом – это означает, что супруг, заключающий сделку, не нуждается в доверенности и не обязан доказывать, что другой супруг выразил согласие на ее заключение. (В повседневной жизни каждый из супругов довольно часто совершает разнообразные сделки: делает покупки, оплачивает услуги и т.п., так что необходимость представления доказательств согласия другого супруга привела бы к чрезвычайному затруднению гражданского оборота.) Закрепляя презумпцию согласия другого супруга, законодатель исходит из нормальных, доверительных отношений в семье.

Тем не менее, для совершения сделок относительно наиболее ценных видов имущества, имеющих существенное значение для семьи, закон устанавливает особые правила: при заключении подобных сделок интересы супруга, не участвующего в совершении сделки, нуждаются в дополнительной защите. Пункт 3 ст. 35 СК РФ предусматривает, что для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Статья 130 ГК РФ и ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» к недвижимому имуществу относят, в частности, земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение невозможно без несоразмерного ущерба их назначению (в том числе леса и многолетние насаждения, жилые и нежилые помещения, здания, сооружения, кондоминиумы, предприятия как имущественные комплексы). Нотариально удостоверенное согласие супруга необходимо и при совершении сделок, требующих нотариального оформления. Перечень сделок, подлежащих нотариальному оформлению, определен в ГК РФ: это договор об ипотеке, договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 339 ГК РФ), а также договор ренты (ст. 584 ГК РФ). Помимо этого, нотариальное удостоверение сделок возможно в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя по закону для сделок данного вида нотариальная форма и не требовалась бы (ст. 163 ГК РФ). Пример: супруги решили удостоверить в нотариальном порядке договор купли-продажи автомобиля или договор займа – в этом случае согласие другого супруга должно быть обязательно удостоверено нотариусом.

Таким образом, презюмируется, что супруги знают об имуществе, приобретенном каждым из них в период брака. Однако на практике часто происходит так, что, например, супруга абсолютно не в курсе дел мужа-предпринимателя и не представляет себе, в скольких фирмах ее супруг является учредителем, в скольких фондах им размещены средства, в каких банках у него вклады, сколько им куплено акций и каких компаний, а при недобросовестном поведении супруга – и сколько недвижимости он приобрел без согласия жены (особенно если имущество приобреталось на территории нескольких государств). Установление состава имущества в подобной ситуации в досудебном порядке – задача крайне сложная, а иногда практически невыполнимая.

Чем может оперировать в этом случае супруг, желающий знать, на что он может претендовать в случае раздела имущества?

Во-первых, он всегда может обратиться с запросом в любой государственный и муниципальный орган власти. Российским законодательством, в частности Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» установлена обязанность указанных органов отвечать на поступившие обращения граждан в течение месяца. Однако следует подчеркнуть, что на практике в рассматриваемой ситуации такое обращение вряд ли поможет: органы власти не обязаны раскрывать сведения о частной жизни гражданина, в число которых включаются и сведения об имуществе.

Во-вторых, можно обратиться за помощью к адвокату. Согласно ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат может в интересах клиента в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката (очень важное и совершенно необходимое для адвоката право, без которого невозможно оказание квалифицированной помощи). Но, к сожалению, на практике приведенное положение Закона не всегда исполняется указанными органами и организациями: относительно информации с ограниченным доступом, которая в основном и интересует «обманутого» супруга, согласно п. 2 ст. 10 Закона об информации действует положение о соблюдении конфиденциальности. Доступ к такого рода информации «перекрывает» и ряд иных федеральных законов, которыми, в частности, устанавливаются ограничения на доступ к коммерческой, служебной, банковской, врачебной и иным тайнам, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации и ответственность за ее разглашение.

Порядок и основания предоставления информации, имеющей конфиденциальный статус, законодательно урегулирован, но при этом отсутствует специальный закон, согласно которому адвокат был бы отнесен к субъектам, имеющим право затребовать такую информацию. Например, согласно ст. 857 ГК РФ сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Пунктом 1 ст. 6 Федерального закона «О коммерческой тайне» установлено, что информация, составляющая коммерческую тайну, предоставляется по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления.

В данной связи следует отметить, что, например, налоговые органы со ссылкой на ст. 102 НК РФ прямо указывают, что «поскольку порядок предоставления сведений, относящихся к налоговой тайне, не установлен, а также не установлена обязанность налоговых органов предоставлять сведения, относящиеся к налоговой тайне, налоговые органы не имеют оснований для предоставления запрашиваемых сведений».

Таким образом, поскольку вышеназванными специальными законами не установлен порядок предоставления конфиденциальной информации непосредственно адвокату и, более того, поскольку перечни лиц, имеющих доступ к конфиденциальной информации, являются закрытыми, отсутствие адвокатов в этих перечнях однозначно свидетельствует о том, что по адвокатскому запросу данная информация не предоставляется в силу закона.

Второй причиной, способствующей неисполнению запросов адвоката, является отсутствие соответствующей ответственности за неисполнение данных запросов.

Запросы адвоката, направляемые в организации другого государства, в силу различных причин (в основном из-за конфиденциального характера необходимой информации) также могут остаться без ответа.

Вышесказанное позволяет заключить, что даже адвокат не всегда в силах помочь в установлении состава имущества. Наконец, существует третий вариант решения проблемы: супруг(а) вправе обратиться в детективное агентство, которое может как легитимными (предоставленными Законом РФ от 11.03.1992 г. № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»), так и не очень законными методами (в виде получения информации через «секретные» источники) определить состав имущества, принадлежащего другому супругу. В данном случае граждане не обязательно получают «официальную» информацию, однако детективное агентство, по крайней мере, сможет установить круг организаций, куда в случае возбуждения искового производства суд сможет послать свои запросы, дабы придать имеющимся у «пострадавшего» супруга сведениям силу доказательств.

Относительно полномочий суда при установлении состава совместно нажитого имущества следует особо подчеркнуть, что в силу закона на запросы судей обязаны отвечать и организации, и государственные органы. Напомню, что, например, ст. 19.7 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных ст. ст. 19.7.1, 19.7.2, 19.8, 19.19 КоАП РФ. Помимо этого, важно отметить, что при принятии иска о разделе совместно нажитого имущества суд вправе по ходатайству одной из сторон наложить арест на такое имущество, дабы избежать его возможного отчуждения и принять меры по его сохранности.

Проблемы международного правового сотрудничества в сфере судебных поручений

Как при установлении состава совместного имущества, так и при производстве ряда процессуальных действий по семейным делам с иностранным элементом часто возникает необходимость в совершении тех или иных действий за пределами Российской Федерации. Действия могут быть различными: вручить проживающим за границей лицам извещения и другие документы, получить от таких лиц свидетельские показания, провести судебную экспертизу и т.п. Такие действия не могут быть выполнены российским судом: его власть ограничена пределами территории России, а потому он вынужден обращаться с поручениями о выполнении подобных действий к иностранным судам. В свою очередь, российские суды исполняют переданные им поручения иностранных судов.

ГПК РФ не ставит исполнение поручений (в том числе по семейным делам) в зависимость от наличия у России международного договора на этот счет с соответствующим государством. Из практики межгосударственного общения вытекает, что российские суды могут исполнять поручения независимо от того, заключен ли с соответствующим государством международный договор об исполнении таких поручений. Такой подход соответствует мировой практике, принципу взаимодействия и сотрудничества государств. Требуется лишь соблюдение установленного порядка передачи поручений. Если иной порядок не установлен в международном договоре, поручения исполняются российскими судами при получении их через Министерство иностранных дел РФ.

Исполнение поручений по семейным делам судов государств, с которыми Россию не связывают обязательства по международному договору, производится в соответствии с правилами ст. 407 ГПК РФ. Исполнение поручения осуществляется в порядке, установленном российским правом, в частности на основании процессуальных норм ГПК РФ. Отказать в исполнении можно в следующих случаях:

  1. если исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности нашей страны;
  2. если исполнение поручения не входит в компетенцию суда.

Отказ в исполнении поручения по мотивам противоречия исполнения суверенитету России или угрозы ее безопасности (как это указано в ГПК РФ), по существу, является одним из проявлений оговорки о публичном порядке, которая в сфере гражданского процесса обычно действует в суженном виде. На практике такой отказ крайне редок – он возможен, например, если поручение направлено иностранным судом в связи с находящимся в его производстве делом о привлечении в качестве ответчика российского государства в нарушение его судебного иммунитета.

Российский суд может быть признан некомпетентным исполнять поручение, если конкретное дело ему неподведомственно – так, если просьба, обращенная к суду общей юрисдикции, касается ведущегося за границей производства по экономическому спору, поручение передается для исполнения в соответствующий арбитражный суд. Если же полученная судом просьба не может быть выполнена, например, в связи с переездом свидетеля в другой город, поручение передается в компетентный суд по новому месту жительства такого свидетеля.

Таким образом, только международный договор обеспечивает обязательность исполнения поручений, предписывая выполнение необходимых процессуальных действий при соблюдении установленных в этом договоре правил. Участие в международных договорах способствует развитию сотрудничества учреждений юстиции стран-участниц и в конечном счете обеспечивает более быстрое и всестороннее рассмотрение судебных дел.
В настоящее время Российская Федерация является участницей договоров, охватывающих очень широкий круг стран. В 1967 г. Россия (тогда СССР) присоединилась к Гаагской конвенции от 01.03.1954 г., а в 2001 г. – к Гаагским конвенциям 1965 и 1970 гг. Важна также роль Минской конвенции 1993 г., о которой упоминалось в начале этой статьи. Правила об исполнении судебных поручений содержат и все связывающие Россию двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Первые из этих договоров были заключены еще в советское время: так, с Австрией – в 1970 г., с ФРГ – в 1956 г., США – в 1935–1936 гг., Францией – в 1936 г. были заключены (в большинстве случаев путем обмена нотами) соглашения, предусматривающие исполнение судебных поручений. Сейчас эти страны, как и Россия, участвуют в Гаагских конвенциях 1965 и 1970 гг.
В России Указом Президента РФ от 24.08.2004 г. № 1101 центральным органом, принимающим и рассматривающим запросы иностранных судов, назначено Министерство юстиции РФ.

Как правило, исполнение судебного поручения осуществляется бесплатно, без возмещения каких бы то ни было сборов или расходов. Однако запрашивающее государство может потребовать возмещения вознаграждения, выплаченного экспертам и переводчикам, а также расходов, возникших в связи с применением процедуры исполнения по просьбе запрашивающего государства.

Доказательства могут быть получены также дипломатическими или консульскими представителями и уполномоченными лицами. Выполнение иностранных судебных поручений отнесено в России к ведению судов, однако совершение в РФ отдельных процессуальных действий (без применения мер принуждения) по гражданским делам, ведущимся в иностранных судах, дипломатическими или консульскими представителями стран-участниц («в помощь судебным разбирательствам») российскому законодательству не противоречит – но только если речь идет о гражданах представляемого государства. В некоторых международных договорах Российской Федерации (например, в договорах о правовой помощи, в Минской конвенции 1993 г.) предусмотрена возможность совершения консулом подобных действий; российские консулы за границей, в соответствии с действующим в России Консульским уставом СССР, также наделены аналогичным правом.

Тем не менее, на практике исполнение судебных поручений сталкивается с многочисленными проблемами: зачастую российские суды не разбираются или не хотят разбираться в правилах оформления документации или применения зарубежных норм, процедур. Так, нередки случаи, когда не применяются достаточные меры для установления местонахождения лица (ответчика, свидетеля), в отношении которого испрашивается международная помощь; в судебных поручениях неверно даются ссылки на нормы применяемого международного договора; не указываются необходимые данные о том, кем в гражданском судопроизводстве являются лица, в отношении которых надлежит произвести отдельные процессуальные действия, предусмотренные международными договорами; не прилагаются нотариально удостоверенные переводы на язык запрашиваемого государства и т.д.

Кроме того, согласно Заявлению РФ к Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам 1965 г. суды должны направлять запросы о вручении документов по делам, находящимся в их производстве, непосредственно в центральный орган запрашиваемого государства, минуя МИД России и Минюст России.

Несмотря на это, отдельные суды, не учитывают данные требования, необоснованно направляя поручения о вручении документов в Управление судебных поручений.

Для решения указанных проблем, во избежание нарушений прав граждан при рассмотрении дел судами, последним необходимо должным образом организовать работу по исполнению международных обязательств в сфере судопроизводства, усилить контроль за оформлением и исполнением судебных поручений, а также принять меры к дополнительному разъяснению судьям международной нормативно-правовой базы РФ в части оказания правовой помощи, поскольку речь идет о международном престиже Российской Федерации.

Исполнимость решений судов иностранных государств

Решение является конечным актом, завершающим процессуальную деятельность по рассмотрению и разрешению дела в суде первой инстанции, в нем должны найти выражение общие для всего гражданского судопроизводства задачи и цели. Прежде всего это означает правильность и своевременность решения: рассмотрение и разрешение гражданских дел должно осуществляться правильно и своевременно для обеспечения защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций, а также для достижения других конечных процессуальных целей правосудия по гражданским делам.

Принципы законности и исполнимости при постановлении решений судов

При постановлении решений российские суды руководствуются основными принципами, которыми являются законность, неопровержимость, исключительность и исполнимость.

Принято считать, что законность судебного решения реализуется посредствам правильного применения законов и иных нормативных актов, а также соблюдении всеми судьями установленных правил при рассмотрении дел в суде. Решения вступает в законную силу, и судебный акт наделяется такими свойствами, как общеобязательность, неопровержимость, исключительность, исполнимость и преюдициальность.

Свойство обязательности раскрывается законодателем следующим образом: «вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории…». При этом, неисполнение судебного постановления влечёт за собой установленную законом ответственность, так, например, ст. 315 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

Неопровержимость представляет собой невозможность апелляционного и кассационного обжалования после того, как прошли установленные законом процессуальные сроки. Исключение составляет пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам.Свойство исключительности раскрывается в невозможности сторон, других лиц, участвующих в деле, а также их правопреемников вновь заявлять в суде те же исковые требования и на том же основании. Иначе говоря, недопустимо обращение в суд по вторично заявленному иску, тождественному с первоначальным, спор по которому разрешён вступившим в законную силу решением суда (однако предусмотрены и определённые изъятия).

Тесно связано с исключительностью свойство преюдициальности: законом устанавливается общее правило, в силу которого после вступления судебного решения в законную силу стороны и другие лица, участвующие в деле, не могут вновь оспаривать в другом процессе установленные судом факты или правоотношения.

Последнее свойство – исполнимость. В соответствии с законом решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном федеральным законом. У суда имеется множество способов обеспечить исполнимость судебного решения; в частности, суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения, установить для его исполнения определенный порядок и срок.

В отношении решений судов, принимаемых по делам с участием иностранного элемента, вышесказанное прежде всего означает, что суд должен правильно установить круг норм российского и иностранного права, подлежащих применению, и вынести решение, которое может быть исполнено (в идеале как на территории РФ, так и на территории того иностранного государства, чей иностранный элемент был вовлечен в процесс).

Однако следует заметить, что, несмотря на наличие двусторонних международных договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенных Россией с рядом стран (Грецией, Испанией, Италией, Египтом, Кипром, Китаем, Польшей, Венгрией, Индией и др.), признание и исполнение решения российского суда на территории зарубежных стран весьма проблематично, равно как и решения иностранного суда на российской территории.

Порядок исполнения решений иностранных судов в разных странах

По общему правилу, международное сообщество государств не рассматривает исполнение иностранных судебных решений (в том числе российских) в качестве юридически обязательного для этих государств. Данная ситуация связана с тем, что исполнение судебных решений не является «правовой помощью» в широком понимании.

В случае исполнения решения иностранного суда в значительной степени затрагивается государственный суверенитет, так как по иностранному решению будут осуществляться принудительные действия (осуществляться взыскание, арест и изъятие имущества и т.д.). Иными словами, по воле государства места исполнения решения, решению иностранного суда придается такая же юридическая сила, что и решению собственного суда.
Исполнение решения иностранных судов на территории другой страны осложняется еще и тем, что в существующих двусторонних международных договорах об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам нет четкого указания на прямое исполнение иностранных судебных решений, а также не разработана процедура и методика реализации этого решения. Более того, почти все договоры предусматривают по крайней мере два основания для отказа в признании решений иностранных судов – в силу исключительной подсудности и по мотиву противоречия исполнения иностранных судебных решений.

Еще сложнее обстоит дело с исполнением решений иностранных судов в странах, с которыми у России нет двусторонних международных договоров об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Согласно общепризнанным принципам международного права (равноправия государств, невмешательства и неприменения силы) каждое государство вправе само определять условия приведения в исполнение иностранных судебных решений.

Вышеперечисленные обстоятельства являются серьезным препятствием для осуществления российскими гражданами права на судебную защиту при отсутствии возможности исполнить решение российского суда на территории других стран. Например, как следует из практики, признание решения российского суда о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка является практически невозможным на территории другой страны.

В такой ситуации приходится, несмотря на наличие решения российского суда о взыскании алиментов, подавать иск о взыскании алиментов от имени ребенка в иностранный суд по месту жительства ответчика – гражданина иностранного государства.

В случае раздела совместно нажитого имущества, находящегося за пределами России, приходится проводить целый комплекс мер и в российских судах, и в судах иностранного государства.

В целом следует отметить, что законодательство иностранных государств по-разному относится к признанию и исполнению иностранных судебных решений. В некоторых государствах (например, Швеция, Норвегия, Финляндия, Нидерланды) решения признаются только в случае, если это установлено в международном договоре. В других странах для признания и исполнения решения наличие международного договора не обязательно, но требуется обеспечение взаимности (так, согласно ст. 38 Закона Турции о международном частном праве для исполнения решения требуется наличие между Турцией и государством, где это решение вынесено, договора, основанного на принципе взаимности, или наличие в иностранном государстве правовых положений или фактической практики, обеспечивающих исполнение в нем решений, принятых турецкими судами).

Во многих государствах признание и исполнение иностранных решений связывается лишь с соблюдением обязательных условий признания. В Швейцарии, как и в некоторых других странах, условия признания предусмотрены в Законе о международном частном праве; новый закон Бельгии от 2004 г. закрепил действие в этой стране иностранных решений при соблюдении указанных в этой статье условий.

В Англии в силу общего права признание осуществляется путем разрешения исполнения иностранного судебного решения на основании заявленного иска, а в США признание иностранных решений зависит от права конкретного штата.

В отношениях между иностранными государствами действуют многочисленные двусторонние договоры, предусматривающие признание и исполнение иностранных судебных решений. Среди многосторонних договоров, в частности, следующие:

  • Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. и заменившая для стран-участниц ряд ее положений Конвенция о международном доступе к правосудию от 25.10.1980 г. (в обеих Конвенциях предусмотрено исполнение иностранных судебных решений о взыскании судебных расходов);
  • а также Гаагские конвенции:
    • - о признании и приведении в исполнение решений, относящихся к алиментным обязательствам, от 02.10.1973 г.;
    • - о признании и приведении в исполнение решений, относящихся к выполнению алиментных обязательств в отношении детей от 15.04.1958 г.;
    • - о признании разводов и решений о раздельном жительстве супругов от 01.06.1970 г.;
    • - о юрисдикции, применимом праве, признании, принудительном исполнении и сотрудничестве в отношении ответственности родителей и мер по защите детей от 19.10.1996 г. (в которой предусмотрено автоматическое признание решений и меры по защите ребенка; отказ в признании ограничен отсутствием компетенции органа, вынесшего решение, противоречием публичному порядку и нарушением права на защиту ребенка).

Исполнение иностранных судебных решений предусмотрено в Кодексе Бустаманте, в Межамериканской конвенции об экстерриториальном действии иностранных судебных и арбитражных решений от 08.05.1979 г.

В рамках Европейского Союза сложилось правовое и судебное пространство, допускающее "передвижение" судебных решений на основании особой процедуры, направленной на признание и исполнение судебных решений, вынесенных в государствах –членах ЕС. Правомерность любого такого судебного решения презюмируется, а его проверка сводится к минимуму.

В заключение хотелось бы отметить, что нормы, определяющие в России право, подлежащее применению к семейным отношениям с участием иностранцев, однозначно относятся к коллизионному праву и могут находиться в разных источниках, что, несомненно, вызывает трудности в их правильном применении. Несмотря на такую разрозненность и обилие источников, хочется верить, что законодатели как нашего государства, так и других стран пойдут по пути унификации этих норм, а в идеале и кодификации. Это существенно облегчило бы жизнь гражданам стремительно глобализующегося общества и дало бы им возможность быть уверенными, что их гражданские права смогут быть реализованы и защищены в полной мере. К сожалению, на данный момент такие пожелания к законодательству вряд ли могут быть выполнены – скорее, это вопрос достаточно далекого будущего: сближение национальных правовых систем – явление весьма медленное в своем развитии. Задачей-максимум на сегодняшний день могло бы быть заключение международных договоров о разграничении подсудности, выполнении судебных поручений, признании и исполнении судебных решений между Россией и странами ЕС и США.

1ibn.ru

545

Следующая новость
На международном форуме недвижимости портал 1ibn.ru представил систему мультилистинга

На международном форуме недвижимости портал 1ibn.ru представил систему мультилистинга

23 июня 2017

543

В Москве прошел Международный бизнес-форум недвижимости. Он организован международной компанией International...

Власти посчитали, что горожане довольны идеей снести пятиэтажки

Власти посчитали, что горожане довольны идеей снести пятиэтажки

14 июня 2017

396

По данным государственной статистики, почти 7 из 10 москвичей (67% респондентов) считают программу сноса...

Росреестр обнародовал статистику по кадастровой стоимости за первые 4 месяца 2017 года

Росреестр обнародовал статистику по кадастровой стоимости за первые 4 месяца 2017 года

06 июня 2017

468

За четыре месяца, которые прошли с начала 2017 года, кадастровую оценку недвижимости удалось оспорить...

Рассмотрение проекта закона о сносе пятиэтажных домов перенесли на 5 июля

Рассмотрение проекта закона о сносе пятиэтажных домов перенесли на 5 июля

17 мая 2017

735

Во вторник состоялось очередное заседание Совета Госдумы, где второй раз рассматривался проект закона...